/
Пензенский областной фонд
Научно-технического развития
Задать вопрос

В.В.Путин: "Главная цель РГО, которая близка моему сердцу..."

Пожалуй, ни один политик со времен американского президента Теодора Рузвельта не был так широко известен своей страстью к дикой природе, как российский премьер-министр Владимир Путин. Его поездки на лоно природы видели, обсуждали – и критиковали тоже – по всему миру благодаря обильному освещению в прессе. Репортажи о его похождениях – от рыбалки до верховой езды и «научной охоты» на животных с иглометом, заряженным снотворным, – неизменно котируются на рынке новостей.
Впервые в своей карьере премьер-министр Путин рассказал о своей глубоко укоренившейся любви к дикой природе в эксклюзивном интервью журналу Outdoor Life.


– Немалой долей вашей популярности – как в России, так и в Соединенных Штатах – вы обязаны вашей любви к природе и заботе о ней. На каком этапе вашей жизни вы стали интересоваться ею? И как с тех пор развилась ваша страсть к изучению природы?

– Мой интерес к природе, как у многих, коренится во временах моей юности, а особенно в книгах, которые я тогда прочитал. Я всегда любил романы Джека Лондона, Жюля Верна и Эрнеста Хемингуэя, зачитывался ими. Персонажи этих книг – смелые и находчивые люди, предпринимавшие увлекательные путешествия, – определенно повлияли на мое внутреннее «я» и воспитали во мне интерес к природе.

Кроме того, молодежные летние лагеря уже давно популярны и в России, и в Соединенных Штатах. Молодежь, которая туда ездит, просто не может не принимать участия в жизни коллектива, которая наполнена спортом, играми на свежем воздухе и разными соревнованиями. Действительно, если человеку повезло в начале жизни встретить хорошего наставника, он (или она) на всю жизнь сохранит привычку проводить время с пользой.

Мне в этом смысле повезло. У меня было интересное детство, тесно связанное со спортом. У меня были очень хорошие учителя. Может быть, поэтому я сохранил тогдашнее отношение к занятиям на свежем воздухе. Возможно, мои привычки укоренились и стали более осознанными. Я все больше ценю то, что получил благодаря занятиям спортом, – то есть здоровый образ жизни и возможность бывать на природе.

Хочу добавить, что недавно моя страсть к приключениям, путешествиям и изучению природы приобрела новое измерение. В 2009 году наша старейшая неправительственная организация – Русское географическое общество (РГО) – предложило мне стать председателем его попечительского совета. И я, конечно, согласился.

Главная цель РГО, которая близка моему сердцу, – помочь людям полюбить Россию. А это значит – открыть и нашему обществу, и всему миру красоту, разнообразие и сущность России, представить подлинный ее образ. И я счастлив, что мне удалось принять личное участие в работе РГО и помочь ему в реализации некоторых важных задач.


– Пожалуй, одной из причин вашей популярности у американских любителей природы стало то, что вас, похоже, не заботит вопрос «политкорректности». К примеру, не верится, чтобы Обама (да и любой из прошлых президентов) позволил сфотографировать себя с охотничьим ружьем и оптическим прицелом или без рубашки, с только что пойманной рыбой в руках. Побоялся бы оскорбить кого-то. Как вы думаете – у россиян более широкие взгляды на рыбалку и охоту? Или же американцы просто стали слишком чувствительными?

– Этот вопрос, думаю, стоило бы адресовать профессиональному психоаналитику. Не готов оценить изменения в чувствительности американцев – и, более того, не считаю правильным приписывать какому-нибудь народу скопом некие характеристики.

То, где живет человек, окружающие его социальные, экономические условия и культурные традиции, безусловно, оставляют след на его личности, но при этом я встречал немало американцев, которых можно было бы принять за русских, если бы они не разговаривали по-английски. В общем-то у нас довольно похожий образ мыслей. В любом случае мы не высокомерны. Моя «популярность» у американских любителей природы, как вы говорите, – это всего лишь еще одно доказательство того, что мы похожим образом воспринимаем мир.

Вы говорите, что не можете себе представить, чтобы американский президент позволил себя сфотографировать на охоте или без рубашки. Но я могу – помню фотографии Теодора Рузвельта, где он изображен не просто с ружьем или удочкой в руках, а даже с убитым львом. И кстати, не далее как прошлым летом президент Барак Обама купался в Тихом океане перед телекамерами и фотографами – и, скажем так, отнюдь не в костюме с галстуком. Это политически некорректное поведение? Мне кажется, нет, и моя национальность тут ни при чем.

Конечно, очень важно – тем более для главы государства – вести себя так, чтобы не обидеть людей и не оскорбить их чувства. Ни словом, ни делом. Но общество так богато разными – и порой взаимоисключающими – обычаями, увлечениями и способами самовыражения, что просто невозможно постоянно сверять со всеми ними свои действия.

Нельзя доводить все до абсурда – нельзя и кичиться этим, напоказ демонстрируя приверженность так называемым «нормам приличия». Необходимо помнить и соблюдать основополагающие принципы.

Хочу сказать пару слов о политкорректности в целом и толерантности – это важнейшие ценности современной цивилизации. Эти вещи не имеют прямого отношения к охоте и рыбалке, зато составляют главную моральную и этическую опору нашего существования.

Но, возвращаясь к теме охоты и рыбалки, я хочу сказать, что для человека эти занятия естественны, ведь они были неотъемлемой частью жизни наших предков. Во многих странах – скажем, в Великобритании – охота остается одной из главных национальных традиций. С другой стороны, здесь, как и во всем, что связано с природой, человек должен осознавать свою особую ответственность и понимать, к чему приведут его действия.

Я категорически против бесконтрольного истребления животных и безответственной рыбной ловли. Во всем должен быть предел. В прежние времена люди охотились, чтобы выжить, и убивали ровно столько дичи, сколько им было нужно. Но сегодня, когда охота и рыбалка стали скорее данью уважения традиции или развлечением, любителям этих занятий стоит придерживаться принципа «не навреди».


– Именно охотники, оказывается, могут спасти животных от исчезновения. Мне кажется, лучший пример тому – история черного носорога. К началу 90-х годов на всю Африку их осталось, по подсчетам ученых, всего две с половиной тысячи. Благодаря программам по сохранению вида, которые разработали и осуществили сами охотники, число зверей увеличилось настолько, что в 2004 году CITES (Конвенция по международной торговле вымирающими видами дикой фауны и флоры. – Прим. ред.) выдала разрешение на отстрел пяти животных. Эти лицензии стоили сотни тысяч долларов – и деньги пошли прямиком на сохранение популяции носорогов. Как вы думаете, возможно ли принятие такой программы – в определенных местностях – и для тигров?

– О таких программах я слышал. Например, в Пакистане уже много лет подобным образом ведут ограниченный призовой отстрел краснокнижных горных баранов. Но с тиграми так поступать пока нельзя. Мы находимся в самом начале пути по восстановлению их численности, и время покажет, чем увенчается этот процесс. Ведь тигры – не кролики, им нужны особые условия, вполне определенные. Дело, напомню вам, не в деньгах.

Решение этой проблемы – по нашему представлению – в естественном увеличении кормовой базы для тигров. То есть в росте численности кабанов, косуль, пятнистых оленей и кабарги. Для этого мы приняли программы по поддержке охотничьих заказников, где охота на копытных в тигриных угодьях ведется ограниченно.

 


– Как человек, выросший во времена президентства Рейгана, хочу сказать: мысль о том, что можно будет так просто порыбачить или поохотиться – да что там, просто побывать в России, – казалась несбыточной мечтой. Но сегодня тысячи американских граждан ездят в Россию (и наоборот, россияне – в Америку) безо всяких проблем. Все больше американцев отправляются в Россию именно поохотиться или порыбачить. Каково, по вашему мнению, будущее охотничьего и рыболовного туризма в России?

– Такая быстрая реакция американцев на тон политического диалога между странами и их способность приспособиться к новым обстоятельствам означают, мне кажется, что большая часть преград, разделявших наши народы, была воздвигнута искусственно. Обычные люди всегда хотят жить мирно, а не воевать, хотят свободно общаться и, если угодно, заводить друзей. Мы слишком долгое время были оторваны друг от друга, поэтому вполне естественно, что с падением железного занавеса появился огромный интерес к России.

Естественно, это можно объяснить и чувством новизны – ведь появилась возможность увидеть своими глазами то, о чем раньше можно было только слышать или видеть урывками в редких телерепортажах. Я, однако, глубоко убежден в том, что главной приманкой стало уникальное богатство российской природы. Не будет преувеличением сказать, что ни в одной другой стране нет такого разно-образия ландшафтов и такого биологического и климатического разнообразия. Впрочем, это и неудивительно, ведь Россия – крупнейшая в мире страна с территорией в 17 миллионов квадратных километров, на которой можно найти почти все климатические зоны.

Может быть, мне стоит переформулировать вопрос так: «Что нового Россия сможет предложить в будущем?» Попробуем сначала вспомнить то, что уже есть. Думаю, всей человеческой жизни не хватит на то, чтобы побывать во всех таких местах нашей страны, – ну если только в самых-самых живописных и уникальных.


– В августе 2010 года вы помогли ученым добыть образцы кожи кита на Тихом океане, подстрелив животное из арбалета. Наверное, это одно из самых необычных впечатлений, которые вы получили на природе.

– Верно, это было незабываемо – и я хорошо помню, как потрясен был тогда. Во-первых, все вокруг – низкое небо, бурное море и, конечно, киты – было прекрасно. Кроме того, эти стремительные великаны показали нам настоящее представление, выпрыгивая из воды прямо перед лодкой.

Во-вторых, я чувствовал настоящий азарт. Не хочу оскорбить ваши чувства охотника, но для меня это была настоящая охота – такая же напряженная и динамичная, только без убийства.

Мы вышли в море для того, чтобы не только осмотреть китов, но и взять биопсию: для этого одно из животных нужно подстрелить из арбалета, и стрела вырвет из кожи маленький кусочек, необходимый для анализа. Это было непросто: три раза я промахнулся и только с четвертого сумел попасть. Конечно, я бы мог в свое оправдание сказать, что лодку немилосердно качало, а арбалет я взял в руки впервые в жизни, но мне кажется, что главной причиной промаха было то, что я так волновался. Участие в научном эксперименте – дело очень ответственное.


– После того как вы успешно подстрелили кита, один журналист вас спросил, опасно ли это было. Вы ответили, что жизнь – само по себе опасное дело. Поясните?

– По-моему, это же очевидно. Несмотря на все достижения цивилизации, сам по себе человек – по-прежнему одно из самых уязвимых существ на планете. Никто из нас не защищен от преступников, эпидемий, катастроф – природных и техногенных. И это не фатализм, а трезвый взгляд на мир.

Но это не повод прятаться от жизни. Есть такой знаменитый русский писатель – Михаил Салтыков-Щедрин. В 1883 году он написал весьма меткое произведение – «Премудрый пискарь». Как вы уже поняли из названия, оно о рыбе, которая отовсюду ждала опасности и поэтому все время пряталась под камнем, пока не состарилась, так и не увидев на самом деле жизни. Понятно, что беспечность и неоправданный риск тоже до добра не доведут. Но жизнь нужно познать, чтобы получить от нее удовольствие, и в этом есть опасность, от которой никуда не деться.


– Я уже несколько месяцев назад писал о ваших появлениях на природе. В одной из своих статей я отметил, что вы, наверное, самый крутой человек среди политиков – благодаря вашей работе по сохранению природы и невероятным приключениям, в которых вы участвовали. Только, пожалуйста, не скромничайте: вы действительно самый крутой политик в мире?

– Не думаю, что готов примерить лавры самого крутого из политиков. Да и вообще мне не кажется, что моя работа по сохранению природы и мой активный образ жизни – это что-то неожиданное. Думаю, это нормальное дело для любого.

Хотя, конечно, спасибо за похвалу. Но мои коллеги, которых я знаю (а с некоторыми из них и дружу), – главы многих государств и правительств – практически все неординарные, очень интересные люди, которые во многом меня превосходят. У всех, конечно, есть свои достоинства и недостатки.


– Как автор статей об активном образе жизни, я люблю читать разную литературу по этой теме. Я вырос на книгах Хемингуэя, Кэпстика, Руарка, Корбетта и других. А какие российские книги о природе и авторов вы можете порекомендовать?

– Мне кажется, что у нас слегка разное представление о том, что такое «быть на природе». Для меня это скорее спорт, забота о здоровье и борьба с вредными привычками. Для вас это скорее охота, рыбалка и путешествие. И лучшее тому доказательство – те имена авторов, которые вы назвали. Думаю, что не ошибусь, если скажу, что у нас даже на Хемингуэя взгляд разный. Мне кажется, ваша любимая книга у него – «Зеленые холмы Африки», а у меня – «Прощай, оружие», «По ком звонит колокол» и «Старик и море».

Но я могу вам порекомендовать одного из лучших классических писателей – Ивана Тургенева. У него есть известное произведение «Записки охотника» – в них описана философия охоты в России, где важен не результат, а сам процесс, возможность быть ближе к природе и общаться с людьми. Это заметки о жизни российской провинции в середине XIX века – возможность взглянуть в новом свете на нашу страну, ее традиции и психологию народа.

Еще один российский писатель, доступный для иностранной аудитории, – это Михаил Пришвин. Может быть, вам понравится его сборник рассказов «Зеленый шум», в котором описана охота и особенно охотничьи собаки.

 

о рыбалке

  

– Где в России, по вашему мнению, самая лучшая охота и рыбалка?

– Скажу прямо, что я не охотник, поэтому я буду вам советовать, исходя из мнений друзей и коллег, сведущих в этом деле. По их словам, очень популярна охота на изюбря в Иркутской области и Бурятии. Очень интересно бывает съездить в Якутию – посмотреть на снежных баранов, лосей и северных оленей. Кстати, там можно отлично порыбачить – в реках Якутии водятся таймени по 40 килограммов. Говорят, на Таймыре, Камчатке и Чукотке можно неплохо поохотиться на волков.

Что касается рыбалки, то я прирожденный рыбак. Я люблю удить рыбу при любой возможности (к сожалению, она выдается очень редко). Сказать по правде, иногда работа мне в этом помогает – как бы иначе мне удалось отправиться на рыбалку в Америке в компании двух президентов?

Ну а если серьезно, то по моим личным ощущениям лучшая рыбалка в мире – в Мурманской области и в дельте Волги под Астраханью. Там, кстати, я охотился – скажем так – на сазана с гарпунным ружьем.

Очень запомнилась мне рыбалка в Тувинской Республике. Там есть река Хемчик – крупнейший из левых притоков Верхнего Енисея (или, как его называют местные жители, Улуг-Хема). Поверьте мне на слово: вы никогда не забудете время, которое проведете там, – не только на берегах Хемчика, но и вообще в Туве.


– Если я доберусь до зимних Олимпийских игр 2014 года, как в Сочи обстоит дело с рыбалкой?

– При подготовке к Олимпиаде мы много внимания уделяем защите окружающей среды и делаем все возможное, чтобы компенсировать неизбежное, увы, влияние на природу. Например, после окончания строительства в долине реки Мзымта застройщик выпустил в нее два с половиной миллиона рыбешек. В 2014-м они уже вырастут – и будут ждать вас.

Но я сомневаюсь, что у вас найдется время на рыбалку, если вы приедете в Сочи во время зимних Игр. Мы готовим для участников и гостей Олимпиады очень интересную программу, так что не откладывайте поездку, если не хотите разрываться между вашими увлечениями и занимательными мероприятиями.

Вы сможете неплохо порыбачить с удочкой в открытом море или освоить подводную рыбалку. Самые распространенные виды рыб – ставрида, бычки, барабульки. Если повезет, то вы поймаете кефаль, камбалу или даже акулу-катрана. Если не повезет, вытащите скорпену – крайне не рекомендую хватать ее руками.

У нас под Сочи, по пути в Красную Поляну, есть большой завод по разведению форели. Конечно, форель можно поймать и в горных реках, но это занятие для особо терпеливых. Под Адлером есть озера, где водятся сазаны, караси, толстолобики и окуни. Кстати, не так уж далеко от Сочи – в Ростовской области и Краснодарском крае – можно хорошо поохотиться на диких уток и гусей.

о защите животных

– Недавно вы встречались с главами других стран мира на «Тигрином саммите», где пообещали добиться удвоения популяции тигров в Азии. Как вы думаете, что будет главным препятствием в достижении этой цели?

– Конечно, есть очень сложные препятствия. Например, в тех странах, где среда обитания тигра сокращается из-за развития экономической деятельности. Понятно, что ее можно ограничивать искусственно, – но кто тогда компенсирует убытки и последствия экономического (а значит, и социального) спада? Не всегда легко принять решение, что более важно – благоденствие человека или сохранение природы, и тут нужно отыскать эту очень тонкую и хрупкую грань. И конечно, нужно отвечать за происходящее – причем не только в своей стране.

Тигры – очень удачный пример. Как и все дикие животные, они не признают границ. Вот и наши амурские тигры свободно переходят в Китай и на Корейский полуостров. Согласитесь, что в таких условиях никакие меры для их защиты не будут эффективными, если их будет принимать только одна страна.

Вот почему я считаю петербургский «Тигриный саммит» – и подписанные по его итогам документы – настоящим прорывом для международного сотрудничества в деле сохранения природы. Это был первый случай в истории, когда спасение определенного вида животных обсуждали так широко и на таком высоком уровне.

Но при этом мы все хорошо понимаем, что тигр – это символ совместных усилий мирового сообщества по решению проблем окружающей среды и сохранению биологического разнообразия планеты. Восстановление тигриной популяции поможет решить целый ряд природоохранных вопросов.

Тем самым ареал обитания этих хищников поставлен под особое наблюдение. Экономическая деятельность там будет или строго ограничена, или запрещена совсем. Это позволит нам не только спасти леса с сотнями других животных, но и сохранить традиционный образ жизни коренных народов.

Одна из главных задач – борьба с браконьерством. Для этого мы планируем серьезно улучшить материальную и техническую базу природоохранных служб, расширить штат и наделить инспекторов дополнительными полномочиями. И конечно, ужесточить наказание за преступления против тигров: убийство животных, а также перевозку, хранение и продажу частей и органов убитых зверей.

Хочу заметить, что принятые на форуме решения полностью лежат в русле утвержденных в России планов по сохранению тигра. Более того – они основываются на российских же методиках, которые наши ученые разрабатывали с 40-х годов прошлого века.

И первый в истории запрет охоты на тигров и отлова детенышей, и первые государственные программы по защите тигров были введены в нашей стране. Поэтому единственная в мире устойчивая популяция тигров – около 450 особей – живет именно в России. Учитывая, как говорят ученые, биологическую емкость угодий, это число можно считать оптимальным, хотя для мира, если учитывать все виды, оно недостаточно. И поэтому мы будем и дальше расширять особо охраняемые территории и принимать меры для увеличения численности копытных, которые нужны тиграм для пропитания.

В последние годы амурские тигры начали самостоятельно возвращаться в исторические обиталища – например, в Амурскую область. И мы сделаем все от нас зависящее, чтобы им там было удобно жить. Ныне у нас есть несколько программ, за одной из которых – ее проводит Русское географическое общество – я надзираю лично.
http://nvspb.ru/

Фонд НТР
ПОФ НТР создан в 2003 году с целью содействия деятельности, связанной с исследованиями по улучшению экологической обстановки и упрочению взаимосвязи науки и образования.
Информация
Начать сотрудничество
Запрос цены